10:32 

"Фантастические хроники города Н."

Юлия (Ортанс)
С любезного разрешения Сергея Лифанова помещаю на странице сообщества его мемуар «Фантастические хроники города Н.», опубликованный в 1998 году на страницах фензина «Славная подруга». С некоторыми правками, присланными автором.



Б. ФОКИН
ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ ГОРОДА Н.


Жил да был на просторах бывшей империи город. В самой середине ее. Как из Москвы выедешь, сразу направо. Он там и сейчас живет, скоро 777 лет исполнится, как там стоит. И никакой не будь там заштатный «уездный город НН», а самый настоящий. Его даже Третьей столицей иногда называли, потому что с Первой и Второй он такой треугольник образовывал, почти равнобедренный. А еще его называли Нижним, потому что из всех трех столиц он по карте ниже двух других находится. И еще его называли Карманом России, когда она еще существовала, потому что если Пифагоровы штаны к столицам пририсовывать, то как раз он там и будет. (Только об этом старались не вспоминать, потому что если Нижний — карман России, то что же тогда в этом случае Москва? Сами посудите...) И как водится, Москва в этот карман чаще всего лазила: то, когда поляки, несмотря на все старания Ивана Сусанина, набегут, она себе из своего кармана гражданина Минина достанет, то, чтобы деньги в кармане водились, ярмарку там устроит... Правда, когда столица в Питер переехала, Нижнему полегчало: тогда больше из самой Москвы на новое место все что ни поподя тащили (из мошны, так сказать). А после Революции опять началось: то первого главу правительства из аптекарей вытянут, то начальника по культуре, то еще кого... А недавно, так такую кучу народа в Первопрестольную перетащили, что в Нижнем совсем было опустело, да на сей раз Москве не повезло: править оказалось это совсем не то, что поляков гонять; пожевала Москва, что из кармана вытащила — да и сплюнула, как «орбит» какой-нибудь без сахара (1).
Но это не совсем те хроники, о которых я пишу, их и так все знают. А я о фантастических хрониках. Так вот, в плане фантастики Нижнему не то, чтобы не повезло, но повезло в куда меньшей степени. В отличие от двух первых столицах, обессмертивших в сердцах фэнов имена свои проживанием в них Двух Великих Братьев и массы другого достойного люда, в Нижнем из фантастов родился только один именем которого его самого на долгие пятьдесят с лишнем лет осчастливили, да и тот писал по молодости слабенькую фэнтезятину, которую всех нас заставляли учить в школе. (Помните, бродилка, как один пацан свою кодлу из леса своим пламенным сердцем вывел?(2) — ну еще пару стишат помельче...)
Словом много чего было в Нижнем, только приличный фантастики в нем не было. Не хватило на него Великих Братьев. В отличие от Столиц их в России только двое было; третьего, чтобы в Нижнем жил, у них не случилось; ни родного брата, ни двоюродного, как Войскунский у Лукодьянова, ни кума, ни свата, ни иной какой седьмой воды на киселе.
Правда, был в Нижнем один кинорежиссер, который тоже любил фантастику и однажды даже пригласил в Нижней самого Старшего из Великих, когда собрался на местном телевидении телеспектакль по одному ихнему произведению делать(3). И Старший приехал, проконсультировал — и уехал. Без особых последствий. А кинорежиссер позже еще один раз приглашал на съемки Старшего, и снял с ним — и со многими еще известными — фильм (документальный) о контактах, и еще воспитал среди себя еще более известного режиссера, который тоже снял фильм (художественный) по братьям; но это был не Тарковский.
Был в Нижнем и другой умный еврей по прозванию Гримо, у которого была чуть ли не самая крутая библиотека по фантастике во всем бывшем Союзе Нерушимом; ей даже сам Игорь Халымбаджа завидовал. Был и свой библиограф, Миша, хоть и не еврей, но тоже хороший человек. И переводчики в Нижнем были: Сережа Барсик и Кот Василий (пусть земля ему будет пухом), чьи переводы англо-американцев с немецкого и польского до сих пор еще пользуют издатели (а кого они не пользовали, кто в ФЛП участвовал?). И коллекционеры были, и простые читатели; даже люден свой был, доморощенный. Только о нем никто не знал. Одного в Нижнем не было — клуба. В смысле, любителей фантастики. Долго не было, коротко ли, но вот в 1982-м, в апреле месяце числа 16-ого, появился. И имя ему было «Параллакс».
Многие из вышеозначенных приложили руку к нижесостоявшемуся. Ничего себе вышел клуб, нормальный, так себе, как у людей, не хуже и не лучше. Все в нем было как положено: доклады, кинолектории, и выездные заседания; разговоры по душам и из души в душу под чай и кое-что еще, книжками промеж себя торговали и обменивались; и сами не только почитывали, но и пописывали, для чего фэнзин свой издавали, одноименный, где себя печатали, одних поругивали, а других похваливали. Целых три номера вышли. Кое-кто из именитых в клубе бывал; тоже без особых последствий для всех и для себя. В общем, все как у людей, даже лучше иногда...
Вот пример гонения достославного 1984-го, когда клубы разгоняли, для Параллакса они почти спокойно прошли. Даром что ли выбирали себе председателей из ВПШ (4) и прочих сельхозакадемий, чтобы сразу было видно: мы люди идейно выдержанные и к народу близкие. Хотели было его разогнать, чтобы отчетность себе не портить, но посмотрели-посмотрели и решили не связываться. Ну его, от греха, вдруг сгодится?
А как грянули перестроечные времена, так и впрямь пригодился. Умные дяди где-то там наверху тогда решили деньги вложить. (Какие? А сами догадайтесь, с трех раз. Раз? Два? Три! Не догадались? Тогда читайте «Человек напротив» Славы Рыбакова, поймете). А куда вложить? Это ведь вам не грядущий ваучер. Золото партии, елы палы... Жидкое — но таки золото. Вот и решили вложить в книгопечатанье. Было тогда такое поветрие. Правильное, между прочим, до сих пор работает. А как? А вот клуб, который есть. А вот профессионалы, которые кучей роятся в клубе, который есть. А вот деньги, которых во как не хватает, чтоб издаваться тем профессионалам, что жаждой томятся в клубе, который есть... И так далее по тексту. И тут приходят к ним добрые умные дяди, все в белом и говорят: вот деньги, берите и издавайте. Под нашим, само собой, чутким руководством.
И поняли профессионалы, «что это хорошо»...
Так и возникла «Фата-Моргана» по имени «Флокс». И наиздавала она целую полку фантастики, да не простую, а золотую.
А параллельно и «Параллель» прошлась по миру фантастики своим хрустальным шаром...
Ох, времечко это было, что за времечко!
Изо всех столиц фантасты в Нижний приезжали (вспомнили!), с «Флоксом» и «Параллелью» на троих сообразить хотели. И соображали ведь! Да что столицы! Из братских республик просились, из обеих отколовшихся Русей. И из Белой, и из Малой. А у дальних заграниц не спрашиваясь печатали, классиков, доконвенционно.
Одно слово — Золотой Век Нижегородской Фантастики.
Ну не век, а лет несколько.
И клуб под это дело расцвел. А как же... Целых два издательства прямо под боком, а в издательствах — считай на четверть свой народ, не обидят. И не обижали. А если обижали, то их совестили... Словом, книг было в клубе — завались. Правда, как-то за делами про всякие там доклады-лектории забывать стали. До такой ли ерунды, когда только-только новая книжка вышла, которой еще ни у кого нет, а тут — пачками! Были конечно чудаки, но кто ж на чудаков внимания обращает? Послушают из уважения и ... Капитализм ведь на дворе. Ну не на дворе, а на рынке, на книжном. На толчке, короче. Там на толчке и позаседать можно, и мнением обменяться, и новинки обсудить, их же продавая. Совместить приятное с полезным. Так что и в клуб вроде ходить стало не за чем.
Особенно, когда «Флокс» приказал долго жить, после того, как дяди решили, что и без профессионалов можно обойтись, раз дело наладилось. Деньги они им отмыли, дело свое сделали и, значит, могут уйти. Кто тут руководитель? Мы, дяди, или они? И профессионалов ушли.
А кому от этого легче стало? Вот именно.
Профессионалы они осмотрелись, повздыхали, что так получилось, да и занялись каждый своим профессиональным делом: кто писал — тот и пишет, кто переводил, тот переводит, кто редактирует — редактирует. Живут, а некоторые даже и процветают.
А что до клуба, так не клубом единым жив человек.
Да и кому он этот клуб нужен стал? Без «Флокса» и без «Параллели»? Книжек стало, читай — не хочу. Если деньги, конечно, есть. Вот на книжном рынке и встречаются, покупали да обменивались. В том числе и мнениями. Правда кое-у-кого кое-где свербило. Время от времени то у Миши, что в «Параллели» хороший человек, засвербит, и он попробует пореанимировать, то людэн Фокин у себя на дому нечто под названием «Периметр» образует или с дуру на заводе попробует клуб соорудить... То еще чего...
Только у них как-то не получалось, а у Навы взяло да получилось. И не то, чтобы она старалась, а само по себе. Автоматически. Двое-трое подруг соберутся, или больше, сидят, чаи попивают и про свое, про девичье говорят. А получается — про фантастику. И народ все какой-то творческий: кто пишет, кто рисует, кто стихи сочиняет, а кто и читает иногда. И не только свое, и не только по долгу службы. Славные у Навы подруги, талантливые. Они даже фэнзин свой издавать стали. Целых два: один «Арчет» — это большой для души, а другой маленький для развлечения: так и назвали — «Славная подруга». Чтобы знали, кто прочтет, с кем дело имеют.
Так на смену золотого века настал в Нижнем матриархат. Не то чтобы совсем матриархат, но так уж получилось, что мужчины каждый своим делом занимаются, мужским, а женщинам только и остается что хранить очаг на башне, чтобы хоть как не заглохла былая слава Нижегородской фантастики. Или пока еще кто-нибудь из умных дядей не решит, что клуб — дело подходящее...
Но это будут совсем другие хроники.

«Славная подруга». – 1998. -- №1(20).

(1) Не забудем, что "Хроники" писались в прошлом веке, десять лет тому. Хотя вои Христенко все еще в правительстве, кажется, да и Немцов иногда на слуху.
(2) "Старуха Изергиль".
(3) Юрий Беспалов по "Стажерам", 1969 год.
(4) Высшая партийная школа.

Продолжение в комментариях

URL
Комментарии
2008-01-21 в 10:37 

Юлия (Ортанс)
Б. ФОКИН
ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ ГОРОДА Н.


ПЛУТИШКА ЗАЙКА СЕРЕНЬКИЙ

Известный писатель Василь Васильевич Головачев приезжал во «Флокс» неоднократно. Но людену Фокину никак не удавалось увидеть самого издаваемого писателя-фантаста. Не везло.
Но вот однажды подфартило ему.
Позвонила ему Нава на работу и говорит: приезжай, говорит, посмотри, говорит, он, говорит, тут, у нас.
Сорвался люден Фокин с работы, приехал, благо недалеко ему было. И даже книжку прихватил для автографа.
А там, во «Флоксе», застолье небольшое, гонорар обмывают, как водится. Сам ВВ, который Г, во главе стола, выпивает, обольщает сам собой дамское общество, планы строит на будущее сотрудничество.
Представили ему людена Фокина (тот, правда, слова люден не понял, но это не важно), выпили за единение писателей, издателей и читателей. Закусили. Люден Фокин и просит: мол, уважаемый, нельзя ли Ваш автограф на память. (Любит люден Фокин автографы собирать, даже у жены своей, писательницы, взял. Так, на всякий случай. Но об этом позже.) А уважаемый ему в ответ: «Мой автограф пять долларов стоит». Расстроился Фокин, не было у него тогда долларов (а и были бы...), но не растерялся и говорит: «А в другой, — говорит, — валюте можно?» — «Можно, — отвечает ВВ, — в любой можно, только не в рублях».
А люден Фокин вынул тогда бумажник (бумажник-то у него тогда еще был), раскрыл его, и начал отсчитывать оставшиеся от недавнего визита в братскую Беларусь, куда он к своей будущей жене ездил, зайчики. На пять долларов, по курсу... И столько их по курсу получилось — целая ферма животных! Ведь там кроме зайчиков еще лоси, рыси, белочки и зубры были. Испугался тогда ВВ и дал автограф фэну-животноводу даром. То есть — безвозмездно.
А вы говорите: зайчики — не валюта! Ну не говорите, думаете...

А ПОШЕЛ ТЫ НА "ВЫ"!

А однажды приехали во «Флокс» сразу трое писателей: Слава, Слава и Андрей Михайлович. Все из Питера. И было это как раз после достославного Сидоркона-94.
Прибежал люден Фокин и на них поглядеть и себя показать. Прибежал, под ногами крутится, мельтешит, автографы клянчит по своему обычаю. И все им «Слава», да «Слава»... и только одному «Андрей Михайлович». Уважает вроде что ли?.. А они все переглядываются, плечами пожимают, кто такой вспомнить силятся. Кое-как вспомнили потом.
Слава, который Логинов, так и сказал: «Я и смотрю, лицо, вроде, знакомое. То ли Коломиец, то ли Колобаев». Еще бы ему не помнить! Ведь в 92-м, после Сидора тот же Коломиец и привел Фокина к нему ночевать. Правда, спать ему на диване с писателем Логиновым не довелось, там Коломиец с кем-то спал. А ему на полу постелили, с собакой вместе -- вроде как: люден друг голованов? Вот и спи!.. С ней он всю ночь и спал (не подумайте чего плохого). Ну да он ведь не писатель Алан Кубатиев, на писателям на букву «Л» специализирующийся (1). Он, в смысле писателей только до буквы «К» дошел. Пока.
Но это к слову...
Как водится, посидели они во «Флоксе», пообщались промежду собой. На сухую, между прочим, все тогда после Сидора, в завязке были. Потом Нава и Фокин повели писателей на вокзал, к поезду. Экскурсию, само собой, провели, как положено: по местному Арбату — Покровке — провели, Кремль издали показали, все что по дороге попадалось комментировали. Очень Нижний писателям понравился, еще раз приехать обещали (увы, пока собирались «Флокс» концы отдал, а больше им там делать нечего было).
Славам понравился. А Андрею Михайловичу —нет. Ему подлец Фокин всю малину обгадил. Идет, руками машет, во все стороны показывает и «Смотри, Слава, — одному, — а вот видишь, Слава» — другому... А ему все «Андрей Михайлович», да «Андрей Михайлович». И все на «Вы», каз-з-зел. Достал!.. Он ему раз двадцать русским языком объясняет: «Просто Андрей!», а этот люден какой-то бестолковый попался. Покраснеет, собьется, поизвиняется, мол, пардон, обо... ся, а потом опять за свое!.. Так и довел до греха. Пришлось одному из Слав, тому что повнимательнее, на вокзале для коллеги лекарство покупать...
А людену Фокину до сих пор стыдно. Ну ничего он с собой поделать не мог!..
Бывает...
А это все писатель Логинов виноват! Зачем он ему, людену, когда узнал, что тот с его собакой спал, рассказал, как он всю дорогу в поезде антистоляровскую статью сочинял. Сидит за столиком в купе, посмотрит на спящего Столярова, вдохновится — и пишет. Опять посмотрит — и опять пишет.
Вот так вот, господа писатели. Опасно с писателем Логиновым вместе спать. Даже рядом опасно. Чревато. Учитесь у Кубатиева, не прогадаете!
А из всех троих, между прочим, в Нижнем только книжку Славы Логинова и выпустили.
Может, потому, что только один он людена признал?
Или людену его собака так понравилась?
Они, людены, такие. Черт их разберешь...

ВИКТОРИНА — УГАДАЙ ПИСАТЕЛЯ

Об одном из писателей, что приезжал во «Флокс» гонорары обмывать, люден Фокин слышал такую историю, рассказанную некоей Ирой П.
Довелось ей редактировать в бытность корректором нескольких из его книг. И маленькие она странности в них стала замечать: то у кубической формы планеты четыре грани угла имеются, а остальные куда-то подевались, то воспаленный любовь страстной герой путает свою возлюбленную Любаву с ее то ли теткой, то ли бабкой, то ли пра-бабкой, на которую та всего 17 страниц назад была очень непохожа. Писатель он, конечно, фантаст, и четыре недостающих угла могли пропасть в любое из последующих после четвертого измерений, а с влюбленного человека что возьмешь, любовь, все знают, зла, полюбишь и... Вот именно.
Но Ирина на всякий случай решила все-таки уточнить, и принялась отвлекать писателя от его творческих устремлений посредством телефона: так, мол, и так, пятый и последующие углы искать будем? А Любавно-Забавный треугольник в какие (чьи) пифагоровы штаны засунуть?
Угадайте:
- что ответил на это писатель? (10 зайчиков)
- кто он такой после этого? (20 лосей)
- что подумала (но не сказала вслух) о нем Ира П.? (10 волчеков)
- что подумали бы о нем читатели, если бы не такие зануды-редактора? (10 зубриков)
Если в сумме вы набрали 38 попугаев, то вы имеете право получить приз: автограф Иры П. на любой книге фирмы «Флокс» угаданного вами автора.

«Славная подруга». – 1998. – №2(21).

(1) Имеется в виду старый фэновский анекдот, когда Алан Кубатиев (или это был Юлия Буркин? Или это просто он запустил эту фишку про Алана... или наоборот... -- заранее на всякий случай прошу извинения у обоих) перед каким-то из Интерпрессов ночуя у гостеприимного Вячеслава Богинова оказался в тесноте, но не в обиде на одном диване с Сергеем Лукьяненко -- обычная история, знаете ли, никакого гламура. И вот то ли Буркин, то ли Кубатиев произнес задумчиво: "Жил да был писатель Алан кубатиев (или Юлий Буркин), который любил спать с писателями на букву "Л". Он спал с писателем Лукиным, с писателем Лукьяненко... Но никак у него не получалось переспать с писателем Логиновым. Потому что настоящая фамилия писателя Логинова...", ну, кто знает, тот знает. Как и настоящую фамилию людена Фокина.

URL
2008-01-21 в 10:39 

Юлия (Ортанс)
БОРИС ФОКИН
ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ХРОНИКИ ГОРОДА Н.


А ВОТ ЕЩЕ ПРО ЗАЙЧИКОВ

Приехали как-то в Нижний братья-близнецы Юра Брайдер и Коля Чадович. Тоже гонорар обмывать.
Но Коля с Юрой — это вам не писатель ВВ! Им дам обольщать не для чего, им для обмывки гонорара настоящий партнер нужен, они конвентами воспитанные, аки Кастор и Поллукс молоком волчицы вспоенные! А во «Флоксе» тогда одни бабы остались, ни одного приличного фэна, только Нава — человек, но она по состоянию здоровья, столько не выпьет, хоть ты дерись!
Вот она и говорит братьям-писателям: «Есть у нас один фэн-конгрессмен. Не фэн даже, а целый люден! Фокин его фамилия, не слыхали?» Юра с Колей хоть и не слыхали, но все равно обрадовались: «А подать сюда этого Фокина! Посмотрим, кто кого перепьет!» Коля, конечно, сразу побежал за водкой (или послал кого?), а Нава принялась людена искать по телефону. Но в отличие от Коли, который искомого нашел, и тут же начал с Юрой тренироваться, разминаться перед ответственными соревнованиями, отрабатывать «подъем-переворот с опрокидыванием», Нава людена не нашла.
Так что не суждено было тогда состояться славной баталии и выяснить, кто сильнее в этом деле: один люден или два писателя. Не нашли людена. Может, убыл куда по своим люденовским делам, а может телепнул, что его ищут, и не рискнул уронить люденовскую честь.
Правда, вскоре схлестнулись они сначала в Отеле у «Погибшего Биатлониста» на «Аэлите»-93, а потом в Репино на Сидорконе. Славная получилась баталия.
Но это уже совсем другая история.

ОШИБКА УЛЬДЕМИРА

Приехал однажды заключать договор во «Флокс» сам В.Д. Михайлов на предмет издания всего на тот период Ульдемира.
Приехал. Заключил.
А на стенке, как раз над столом Иры П. и Навы, увидел плакат, изображающий из себя сцену из американского производственного фильма «Деловая герла», когда капрал Рипли (Сигурни Вивер) Индиану Джонса (Харрисон Форд) за галстук (а вы за что подумали?) в постель тащит, а он не хочет.
Посмотрел Владимир Дмитриевич на это безобразие, посмотрел и спрашивает: «А чего это она до Жириновского домогается?»
Вот так. И классикам свойственно ошибаться.
(Хотя люден Фокин там был и говорит, что и Харрисон, и Форд на Владимира Вольфовича и вправду похож. Особенно в профиль, как на плакате. Хороший профиль, в три дня не обгадишь. Может быть, в том и секрет В. Вольфовича?)


И О ГРУСТНОМ...

А вот Владимира Ивановича Савченки люден Фокин так и не увидел, когда тот во «Флокс» за гонораром приезжал. Не привелось. Хотя, говорят, был. Только люденами, долларами и сексуальными наклонностями Жириновского не интересовался...

«Славная подруга». – 1998. -- №3(22).

URL
2008-01-21 в 10:40 

Юлия (Ортанс)
БОРИС ФОКИН
ФАНТАСТИЧЕСКОЕ ХРОНИКИ ГОРОДА Н.


НЕТ ПРОРОКА В СВОЕМ ОТЕЧЕСТВЕ

Жила-была девочка. Да не простая, а, как бы это помягче сказать, писательница. Начинающая.
Жила себе, пописывала и греха не знала. Но вот попала она каким-то образом в фэндом, а в фэндоме — на глаза Андрею Николаеву и Юре Флейшману. Ну а как они к девочкам, особенно к начинающим, относятся, это всем, кто их знает, известно. Вот и ее каждый в свою сторону: Юра ее в людены кличет, с самим Борнатанычем свести обещает, а Андрюша в писатели, и тоже Борнатанычевой протекцией соблазняет. Не стала девочка сопротивляться, и, чтобы хороших людей не обижать, уступила обоим — пошла и туда, и сюда. Умная девочка попалась.
В люденстве ей еще кое как повезло, замуж вышла (если не вдаваться в подробности). Не за Флейшмана, правда, и даже не за Казакова (первый и так женат был, а второго перехватили); выбрала себе кого попроще — Фокина. Переехала к нему в Нижний, стали жить поживать. Добра вот только не нажили. Зачем людену добро? Ему постель — попона боевого коня, а дом — вся Вселенная. Космополит, он и есть космополит...
Но это ему, Фокину. А она то еще и писательница, ей кушать хочется.
И написала она роман, как ее Николаев подбивал. Большой роман, 30 листов. Только Николаев, пока она писала, взял да в Легостаева превратился. А писатель писателя уже в упор не видит. А если видит, то как конкурента. Но Андрюша, как честный человек, от слов своих не отказался. Сказал — помогу, и помог. Поручил это дело Бережному.
А Бережной, тоже люден, но из непримкнувших, твердо ей пообещал: пристрою! И пропал. С ним это бывает.
Поискала его Фокина супруга, не нашла. И по совету Навы Резановой отнесла в «Параллель». Там как раз «Хрустальный шар» только раскручивать начали. Принесла, значит, она роман, показала. Те все лето смотрели, а потом отдали обратно. Дамская, говорят, фэнтези, мы, говорят, такого не издаем. Сказали, и тут же «Рюрика» издали, а потом и вовсе «Хрустальный шар» прикрыли и начали дамские романы шлепать...
Забрала жена Фокина свой роман и с горя стала его дописывать. Чтоб не женский был и не фэнтези. А люден Фокин ей помогал. Очень он не любил дамские романы и фэнтези.
А тут вдруг откуда ни возьмись и Бережной проявился: "Вы, говорит, чего пропали? Я уж давно договорился! Шлите, говорит, жду!"
Фокин с женой обрадовались, сразу же дописали роман и послали.
И правда, не успели отослать, а Бережной уже требует приезжать договор заключать. Поехала Фокина жена, заключила. А потом и гонорар получила, авансом! А к весне и сам роман вышел! Правда, не как Бережной обещал: в два тома, а всего в один. Но зато твердый и в стекле. И, что странно, опять в фэнтези зачислили, хотя фэнтези там после Фокина уже и не пахло совсем. Чистый сайнс с историческим уклоном, вроде «Трудно быть богом».
Но Фокин с женой все равно на Бережного, Ютанова и «Азбуку» Борнатанычу молились. И на радостях продолжение писать начали. Пишут, а сами Бережного спрашивают: "Продолжение надо? -- спрашивают. "Мы, -- намекают, -- пишем..." А Бережной как-то так неуверен отвечает: "Да не стоит мучиться, и так хорошо..."
Удивились жена и ее Фокин, долго пытали Бережного, пока тот не признался невзначай: мы, мол, думали, оно на ура пройдет, как Семенова, а оно зависло...
Еще больше удивились Фокин и его жена. "Вот те раз, говорят друг дружке, как же так — "на ура"? Чтобы на ура, этот, как его... помоушен требуется сделать. Как той же Семеновой, у которой за полгода до «Волкодава» такой промоушен стоял, аж в ушах свистело: и тебе плакаты в глянце, и реклама в «Книжном обозрении» на первой странице, и... и вообще!"
Вздохнули тогда Фокин с женой. Но ни на кого так и не обиделись. Даже стали дальше писать и в «Азбуку» посылать. Только ничего у них с «Азбукой» не вышло, никакого промоушена.
Чай Кублицкая ведь, не какая-нибудь там Семенова...

«Славная подруга». – 1998. – №4(23).

URL
2008-01-23 в 12:38 

Юлия (Ортанс)
Как обещал Сережа Лифанов, продолжение хроник следует....

URL
     

Нижегородский клуб любителей фантастики "Параллакс"

главная